воскресенье, 22 ноября 2015 г.

кстати, дневник: ха!
Снег скрипит у меня под ногами, целая галерея старых несмазанных дверей открываются и закрываются, пока я торопливо иду по морозному лесу. Плохо справляясь с собственным телом, я вынуждена постоянно контролировать его положение в пространстве, спаивая непослушные детали вместе. Того и гляди, голова улетит вперед или живот вывалится, выбрасывая ноги из-под себя. Внимание, внимание, внимание. Говорят, есть люди, не рассыпающиеся на мелкие осколки ежесекундно. Их сознание не цепляется за мелочи, они умеют ходить, не прилагая к этому процессу никаких ментальных усилий, они не анализируют каждый жест в присутствии других людей, ходят слухи, они на полном автомате могут производить даже целые комплексы действий вне дома, типа похода за хлебом или выноса мусора. Я бы многое отдала, чтобы прожить один день такой жизни. Не поменяться полностью, нет, на такую сделку с дьяволом я бы не пошла, но попробовать, посмотреть. Попробую объяснить на примере: выхожу я на улицу и вижу фонарь. Буквально: вижу фонарь. А значит, ничего больше не вижу. Фонарь, лучики света: один, второй, третий. Наблюдаю, как они распадаются, их можно рассечь так или при желании по-другому, это интересно. Теперь вижу снежинки, крутящиеся в световой карусели. Смешные, их движение и упорядоченно, и случайно разом. Вижу забор, окно дома напротив, качели во дворе, кошку. Если бы в этот момент кто-то подошел сзади и тронул меня на за плечо, я бы, наверное, умерла, потому что в этот момент нет у меня никакого плеча. Если я хочу осознавать тело, я должна ОСОЗНАВАТЬ тело, все силы, все внимание уходят туда. Мозг как тумблер: живот, рука, вторая рука, нос, компьютер, доска, диван. Иногда, оценив погодные условия как благоприятные (лес в золоте, теплый ветер в лицо, недоморе радостно сияет гребешками волн), усилием воли включаю "турборежим", задача: увидеть все разом. Помнишь, как стереокартинки в детстве? Когда силишься свести глаза в кучу так, что аж голова начинает болеть. Тут ровно то же самое: все звуки, все предметы, все слить в панораму. Сложно, но можно.                                                                                                                           

среда, 29 июля 2015 г.

Темнота стремительно надвигалась на нее, будто сильный и легкий хищник. Листья вокруг зашуршали человеческими голосами. Перемена произошла внезапно: девушка застенчиво огляделась, неловко приобняв свои озябшие плечи. В воздухе растекался отчетливый запах свободы, приносимый уверенным в себе сумеречным ветром.
Она стояла посреди полупустой набережной, щедро заставленной долговязыми фонарями. Толку от металлических дылд было немного - их свет с трудом отвоевывал у предвещающей ночь серости жалкие клочки брусчатки. Лучи были блеклые и колебались, будто сомневаясь в целесообразности своих потуг, но создавали прелестное сияние на волнах замершей реки и гладких камнях брусчатки. Впрочем, спроси мы у нашей героини, она бы сказала, что вовсе не уверена в антропогенном характере этого сияние, больно гармонично и живо оно было вызвано. Возможно, наша дорогая мадам не в себе, но она высказала бы смелое предположение о том, что блеск является порождением не света, а тьмы. Если сомневаетесь в правомерности такой теории, попробуйте выйти на улицу примерно через час после заката и оглядитесь. Смотрите, вдыхайте, слушайте. Чувствуете?
Людей на набережной было с избытком, никто из не начал говорить шепотом или ходить на цыпочках, боясь разбудить огромного сумеречного медведя, но вместе со светом с улиц города стремительно уходил и звук. В этом приглушенном подушкой гуле его шаги прозвенели колоколом, так что она обернулась загодя и наблюдала, как он приближается к ней, будто ускоряясь и замедляясь в сумасшедшей схватке наваливающейся ночи и неспокойных фонарей.
ходили сегодня с дочерью в кино. так радостно делить с ней одно переживание на двоих! смеялись, обнимались, целовались. вечером она расплакалась при виде папы в скайпе и у меня чуть было сердце не разорвалось. хочется быстро сложить вещи в рюкзак и сбежать домой, только бы не грустила. но все это ложное, дома она будет так же хотеть к бабушке, ничего не попишешь.
в остальном плоский был день, без тревоги, но и без подъемов. а сейчас немного тоска. ладно, прорвемся. дышу.

29.07.2015

вторник, 28 июля 2015 г.

сегодня чувствую себя глупой и бесконечно внутренне отчитываю за лень, жестокость, злые мысли и все остальное, присущее мне сегодня даже меньше, чем обычно. я плохой человек, тут уж ничего не попишешь, но жить с этим иногда бывает мучительно. нарушитель, пристав, судья и надзиратель толкутся в одном теле, периодически путая роли и забивая несчастную мою голову своей возней.
переживаю, что транслирую из-за этого меньше любви дочери, но поделать ничего не могу, силы утекают в песок. опять же, испытываю стыд за то что, возможно, использую ее как подпорку, потому что ее постоянное присутствие рядом не дает мне расклеиться. но я действительно люблю находиться с ней. к тому же я прекрасно понимаю, что самобичевание мое во многом излишне. но в какой именно части? этого я не знаю и продолжаю пока в том же духе.
ночью опять была бессонница, читала. нужно поспать.

28.07.2015

понедельник, 27 июля 2015 г.

решено, отныне этот блог будет использоваться в качестве дневника. я давно хотела заставить себя начать вести записи, но самодисциплина не то что хромает, а лежит в канаве безногая, предвкушая мучительную смерть от заражения крови. последней каплей в вопросе жизнеописания стала хроника головной боли: в "отпуске" совсем перестала отмечать дни мигрени, внушив себе, что занятия ушу дважды в день мне отлично помогают и голова болит максимум пару раз в неделю. по возвращении выяснилось, что меньше чем за две недели уничтожены полтора стандарта ибупрофена. значит, я пила его больше чем по таблетке в день. а ведь еще было какое-то количество цитрамона. как я умудрилась себя так обмануть? мозгу доверять нельзя.

27.07.2015

четверг, 25 июня 2015 г.

Легкомысленные, бессловесные еноты, они мыли меня, как то безе, будто силясь отстирать до "правильного", желанного слоя, пока от меня вовсе ничего и не осталось. Пустота. Не пятно, а отсутствие пятна.

Впрочем, все сама, все сама. И в руки далась, и в неправильность поверила, и в то, что не человек, а безвольный кусок сахара с белком, который нужно хорошенько оттереть, чтобы вышел толк.