среда, 29 июля 2015 г.

Листья вокруг зашуршали человеческими голосами. Перемена произошла внезапно: застенчиво огляделась, неловко приобняв свои озябшие плечи. В воздухе растекался отчетливый запах свободы, приносимый уверенным в себе сумеречным ветром.
Стояла посреди полупустой набережной, щедро заставленной долговязыми фонарями. Толку от металлических дылд было немного - их свет с трудом отвоевывал у предвещающей ночь серости жалкие клочки брусчатки. Лучи были блеклые и колебались, будто сомневаясь в целесообразности своих потуг, но создавали прелестное сияние на волнах замершей реки и гладких камнях брусчатки. Впрочем, спроси мы, она бы сказала, что вовсе не уверена в антропогенном характере этого сияние, больно гармонично и живо оно было вызвано. Возможно, она не в себе, но  высказала бы смелое предположение о том, что блеск является порождением не света, а тьмы. Если сомневаетесь в правомерности такой теории, попробуйте выйти на улицу примерно через час после заката и оглядитесь. Смотрите, вдыхайте, слушайте. Чувствуете?
Людей на набережной было с избытком, никто из не начал говорить шепотом или ходить на цыпочках, боясь разбудить огромного сумеречного медведя, но вместе со светом с улиц города стремительно уходил и звук. В этом приглушенном подушкой гуле его шаги прозвенели колоколом, так что она обернулась загодя и наблюдала, как он приближается к ней, будто ускоряясь и замедляясь в сумасшедшей схватке наваливающейся ночи и неспокойных фонарей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий