понедельник, 17 июля 2017 г.

Главный вопрос - сколько таблеток выпить? Два негативных сценария, которых нужно избежать: выпить слишком много, интоксикация, рвота, скорая помощь; выпить слишком мало, и снова скорая помощь. А дальше мертвенно зелёные стены, кровать на пружинах, вопросы, вопросы, вопросы, доктора, бабушкина злость, мамины слёзы, вопросы. Два года назад во время операции анестезиологу пришлось давать двойной наркоз - сказал, невосприимчивость. Инструкция говорит что максимальная дневная доза - 1 таблетка, значит больше 4 вызовет отравление. 7 пойдёт, должно быть в самый раз. Или 8? Память подводит.
Пришла из школы, выдвинула ящик, достала, открыла, подсчитала. Аккуратно съела, запивая каждую. Легла. Решение принято, решение - это важно. Копание в голове - не завалялось ли сожаления? Нет, не завалялось. Жаль, что не было ещё первой любви, первого поцелуя, первого секса. Университета, друзей, которые на всю жизнь. Не узнала, что это такое - быть матерью. Это самое обидное - не использовала единственный козырь, спрятанный в колоде пола. Но не перевешивает, нет. Пустота, вот что важно. Зачем? Да незачем. Так чего ради тянуть время? Нет боли, вот что главное. Больше никакой боли. И наплывающий туман как освобождение, обволакивает, обнимает, успокаивает. "Голубит"? Вот то слово, если оно вообще есть.
Сквозь дымку слышно, как открывается дверь. Сколько времени прошло? Непонятно. Удивительное состояние, воспринимаешь, но не анализируешь. Мама теребит плечо. "Доча? Ты спишь днём? Устала? Может заболела?" Пытается поднять, но упрямое тело сползает на пол. Тяжёлое, наполненное. Впервые такое наполненное. Туманом, безразличием, пустотой. Затаскивает обратно. Засовывает градусник подмышку. Тот безвольно падает. Поднимает, засовывает, на этот раз держит. Прорывается: "35,1, странно. Ну хорошо, отдыхай".
Глаза открываются, вокруг комната. Всё на месте, пустота по-прежнему здесь, но уже понятно, что будет наполняться. Жива. Всё-таки жива. Пока нет ни обиды, ни радости, мысли ещё не вернулись, но органы чувств - уже. Холодно, но безразлично. "Надо же, проснулась! Как же ты устала!" Спросила, сколько времени. Времени 17:00. Не спросила, какой день. Но мышление уже на месте, констатирует - прошло 27 часов. Боялась гнева, горя, лишних эмоций. А никто и не заметил. Хотела пустоты - вот она, пустота, всё это время была с тобой. Рот сам собой растягивается в улыбке. Это станет самым смешным, что когда-либо случалось с тобой. Хотела встретиться со смертью, а познакомилась с жизнью. Она - королева нелепиц, увенчанная иронией. Хаос не безлик и не безразличен, он - та самая улыбка. Это старт, вряд ли fresh, но такого и не бывает.

четверг, 8 июня 2017 г.

Мыслей нет, голова пуста. Сегодня совершенно бездарно провела день на работе, отдав компьютер на растерзание участникам проходившей у нас конференции. Зачем-то освободила вечер, отпросившись у семьи в театральный институт на экзамен. На экзамен даже заходить не стало - душно, темно, людей битком. Аккуратно упакованная паническая атака. Пошла в книжный, попялилась на книги. Воздержалась от трат - в преддверии поездки денег совсем нет. Присела в сквер поработать, написала К. Безуспешно, он занят. Работа не работается, потому что я пустая как сдувшийся шарик. Интересно то, что я пришла сюда. Столько плохих воспоминаний связано с этим местом. Даже не плохих, а странных. Огромными хлопьями валится снег, засыпая Н, я бегу ему навстречу, издалека размахивая руками, показывая, что моё появление не означает того, что он думает. Выбор тогда был такой - вместе навсегда или не вместе, но тоже навсегда. Звучит как тупая мелодрама, да, но это была настоящая буря. Может быть, я пришла сюда потому, что слушала по дороге "Crying lightning" - эта песня всегда ассоциировалась у меня с ним. Хотя это не единственное воспоминание. Было и лето, палящее солнце, вопиющее ничегонеделанье с парнями. Про них кстати тоже думала нынче. Воспоминания начинают возвращаться. Вырасти, кажется, не вышло. Всё те же всё там же. Ладно, нужно ехать.

вторник, 6 июня 2017 г.

Не успеваю писать, но это не беда. Всё-таки в качестве терапевтического инструмента выплескивать мысли полезно, даже если не получается делать это регулярно. Как говорил Дэн Ариели, искуственно созданные правила - опасная ловушка. "Сорвавшись" раз, легко бросить начатое, забыв о пользе самого усилия. Ладно, растекаюсь.
Много думаю об отъезде. Говорю себе, что это может быть очень полезно. Вырвусь из замкнутого круга, брошу курить, позабуду о болезни. Болезнью я называю навязчивые мысли о том, кого я не буду называть. Хотела ставить букву, но рука не поднимается. Пусть, пожалуй, будет не болезнь, а недуг. Недуг. Да, уеду и забуду. Но вот в чём штука (шутка?), уезжая, становишься другим человеком в другом мире, а возвращаешься - опять тот же. Но посмотрим. Всё во благо, всё во благо, не будем грустить.
Из чудесного: влюбилась с утра в потрет Чуковского кисти Репина, 1910 года. Здесь ему 28. Дорогой мой человек.
А потом нашла фотографию, о которой писал Лившиц в "Полутораглазом стрельце". 1914 год, слева направо - Мандельштам, Чуковский, Лившиц, Анненков.
Вот это место в книге: "Зашли в ближайшую фотографию, снялись.[705] У меня сохранился снимок, на обороте которого Мандельштам, когда я уже был в окопах, набросал первую редакцию стихотворения, начинающегося строкою:
Как мягкотелый краб или звезда морская.[706]
Сидим на скамейке вчетвером, взявшись под руку. У троих лица как лица, подобающе сосредоточенные: люди ведь сознавали, что прислушиваются к шагам истории. Но у меня! Трудно даже сказать, что выражало в ту минуту мое лицо. Я отчетливо помню свое тогдашнее душевное состояние. Всем своим внешним видом, от эмалированной кружки до знака за отличную стрельбу, мне хотелось подчеркнуть насмешку над собственной судьбой, надломившейся так неожиданно и застигшей меня врасплох, поиздеваться над молодечеством, которое уже вменялось мне в обязанность. Деланно-идиотская гримаса, перекосившая мои черты, была не чем иным, как последней вспышкой рассудка в непосильной для него борьбе. Через день я вышел бы на фотографии героем". Лившиц, конечно, зря скроничает - прекрасно вышел.
К. восхитился, я сразу вспомнила, как он сам был лысым. Посмотрели фотографии, взгрустнули. Такой малыш! А вроде бы было вчера.

четверг, 25 мая 2017 г.

фиксировать

в общем, да, фиксировать.

утро началось с неожиданного музыкального открытия. отрегаировала я на хорошую обложку в обзоре новинок, а там и музыка тоже хороша. группа the afghan whigs (ага), основательное такое, правдивое звучание. немного ретро, но оно и объяснимо - группа буквально старая как моя жизнь, основана в 1986. все-таки у американцев-альтернативщиков всегда ощущается сильное блюзовое влияние. у англичан не так. а как у англичан? надо выяснить.

Собственно, обложка:

Нашла кто рисовал обложку! Действительно оригинальная современная работа, некто Ramon Rodrigues Melo, эстампист. Очень круто.


Ещё сквозь сон увидела, что в вк написал Н, просит научить писать. Конечно, это ха, кто бы меня научил. Но этот внезапный пост в том числе и его заслуга (вина?), наложилось на предыдущие размышления. Сообщение ещё не читала, пока не того, да и энергию сжигает.

Сегодня дочитаю "Дзен и искусство ухода за мотоциклом", хорошо. Работы до чёрта, рефлексии тоже.